Стеклоград

I.
Страшно жить. Но страшнее жизни
То расплавленное сознание,
Что оставит в залог
Несколько строк,
И голос выльется в заклинание,
Так беспомощен в укоризне.

Страшен мир, но страшней заветов
Тех расплавленные условности,
Кто смиряет свой шаг,
Следуя в такт
Размагниченной невесомости
В вечной тени ищущих света.

Страшен мрак. Но страшнее смерти
Голоса в расплавленном шёпоте.
Великан Стеклоград
Сонмы утрат
Скроет в мареве чёрной копоти,
В вечном, страшно-пустом конверте.

Город, где стронций,
Стёкла и солнце
С воздухом слиты,
Встал монолитом
Уразуметь
Смерть.

II.
Пробил час. Ты лучом распята
В этой душной стеклянной кузнице,
Где твой разум горит.
Всё — ангидрит!
И нет спасения нравственной узнице
Города. Видишь, пришла расплата.

Прочь огонь! Вы, жрецы металла,
Не поймёте забытой истины,
Что её не спасти.
В вашем пути
Ей достоинства все немыслимы
И чудовищны пьедесталы.

Вас связали с её судьбою
Звуков медные потрясения.
Так узнайте исход:
Страшен восход,
Гром вольётся в дожди осенние…
Ей свободы не быть рабою.

Жёсткого слова
Выдох суровый.
Даже на грани,
Ей между вами.
Звёзд и планет
Нет.

III.
Помнишь вопли, проклятья, пени…
Ты задумалась на мгновение:
«Да ведь в этом огне
Выпало мне
Лишь только жить. Так удвою рвение,
Может, к правде найду ступени.

И пускай не найти дороги.
В этом зелии алхимическом
Я расплавлю полёт,
Пламенный лёд
Разделяя легко ритмическим
Строем, путь озаряя многим…

Не себе. Понимая цену,
Не надеясь на понимание,
В чьё-то сердце волью
Жизни струю,
Мелодическое внимание
Развивая в немую сцену.

В каменных сводах
Стихнет свобода
Порабощенья.
Знаю, прощенья
Тонкий хрусталь —
Сталь.»

IV.
Ты забыла, бросая слово,
Пусть в металл перешла бессонница,
Но торжественный смрад
Льёт Стеклоград,
Не позволяя другим опомниться
За узорами звона злого.

Застывать на небесной трассе,
Вечно скорость предельной требуя…
Ты оставила стыд.
Байкер летит.
Стон железа. Тоска свирепая
Примыканье к запретной расе

Полутьмы искушённых братий
(Он молчит, он обманут зрением)…
Ты его напои
Зельем своим,
Ускоряя процесс горения,
Все отдай, не боясь проклятий,

Вкрадчивым взглядом,
Медленным ядом
Брось на ладони.
Только не помни,
Чем твой металл
Стал.

V.
«Кем ты стал перед этим словом,
В вечность страха летя дыханием?
И за этот предел,
Что ты хотел,
И только встретил с благоуханием
Воли ветра в строю суровом?»

«Кто я? Ночь без глотка рассвета,
Мысль на крыльях огня железного…
Холодея во лжи,
Праздную жизнь,
Прожигаю, как бесполезного
Мира крик, что не даст ответа.»

«Что ж, возьми. Но огонь священный,
Вечный холод родня в созвучии
И с гармонией слит
Каменных плит,
Жертвы требует. В этом случае:
Не простившей и не прощённой,

Вместо молений
Встав на колени,
Помни спасенье
Без воскресенья,
Встрече преград
Рад.»

VI.
Стеклоград… Он сверкал по нервам
Звоном струн. Растворяя здания
В раззолоченный сплин,
Встал исполин.
И как насмешкой над мирозданием
Разметался в раскате первом…

Твой металл, заглушая стоны,
Не встречая сопротивления,
Он в сознанье вносил
Множество сил,
Разделяя без сожаления
Зазвеневшие полутоны.

Ты молчишь, полусонный ангел
Полутьмы? Ты для них потеряна.
Всеобъемлющий смех,
Огненный снег
Растревожить в крови растерянно
Не пытайся в высоком ранге:

Что не допела,
Идолом белым,
Прямо и строго
Встав на дорогу,
Не разбирай —
Рай!

VII.
Решено. Ты спокойно встала
На краю, размеряя искоса,
Чтоб с небес высоты
Рухнула ты
И не познала железа привкуса.
Безучастия, с пьедестала

Ты шагнула, на перепутии
Застывая… Но ветер выжженный
У тебя за спиной
Темой стальной,
Словно крылья, застыл, униженный…
И тебе — только боги — судьи.

Звон. Жрецы. Ты от них… Но поздно.
Выступ. Камень. Стрелой заточенный
Ритуальный кинжал.
Смех задрожал…
Возглас вылился, отороченный
Кровью… Дальше — лишь небо… Звёзды…

Байкера тенью,
Как приведенье,
В воздухе душном
Тихо, бездушно
В сердце проник
Миг.

VIII.
Вечный сон. Ты чужда отныне
Всем ветрам, что казались встречными.
И теперь Стеклоград
Может быть рад,
Не сожалея словами вечными,
Что твоё позабыто имя.

Расступившись, тебя укутал
В легкий дым, и хранит, как равную,
У себя на груди.
Звон впереди.
Звон вокруг… Охраняя главное,
Вылил вечность в одну минуту.

Будто стали единым целым,
Стеклоградским твои стремления…
Бесконечный финал:
Твой арсенал
То рассыплется в отдалении,
То расслышится под прицелом,

Вкрадчиво смутным
Ежеминутно.
Но не прощает.
Лишь возвещает
Гулкая медь
Смерть.

***
Спи — в Стеклограде никто не любит.
Спи — в киоте холодных окон.
Спи — в слезах лишь счастливы люди.
Спи — этой жизни суров закон.

Сон — последняя дань Стеклограда.
Сон — легок и невесом.
Сон — единственная награда.
Сон — всепрощающий вечный сон.
19 июня — 21 июля 2002

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2014-2017 ~ Анастасия & Малевич ~ ·