***

Сегодня я пришла к Вам с грустным и светлым рассказом, в котором живет человек, достойный стать ангелом. Надеюсь, что там — у престола Всевышнего — она, действительно, обрела белоснежные крылья, а нежная и теплая улыбка не сходит с юных девичьих губ. И ей больше не больно…

Не помню, какой это был год. Наверное, 2008-2009. Виртуально-интеллектуальный клуб «Что? Где? Когда?» уже существовал и разворачивался во всю ширь своих немалых возможностей. Татьяна Владимировна Усачова, как всегда, собрала новую команду и с азартом ворвалась в игру. Именно тогда в рядах ее маленькой армии обнаружилась девушка — хрупкий цветок, само очарование. Трепетный голос, молодость и невинность, воплощенные в едином образе. Но знаний уже тогда хватало, смелости было не занимать, а решительность и твердость характера — о них мне довелось узнать гораздо позже.

Суперблиц — суровое испытание для команд. В тот единственный год этот сектор существовал на барабане, и он выпал именно команде Татьяны Владимировны. Коллегиальным решением, опираясь на результаты прошлых игр и всеобщее признание заслуг игрока, За столом оставили Настю (да, я не сказала — девушку звали Настя Шавлюк). Ей предстояло в совершеннейшем одиночестве, уложившись в 30 секунд, ответить на три вопроса. Причем, были они куда сложнее, чем те, на которые во время блица отвечают современные команды нашего клуба.

Настя ответила. Голос дрожал, волнение проскальзывало, дыхание сбивалось. Ошиблась совсем чуть-чуть. Буквально на миллиметр промахнулась на третьем шаге. Но господин крупье уже тогда отличался суровостью и непримиримостью, а потому очка не дал. Но Настю я запомнила — до сих пор у меня в ушах звучит ее напряженный голос, в котором уже вот-вот готовы пробиться слезы, когда она доказывает, что была права, и команда все-таки заслужила победный балл. Только переспорить его высокопреосвященство удавалось немногим… Вот и ей не удалось. Увы…

Потом «Зачет» — самый светлый период в моей жизни. Настоящая дружба. Мы встречаемся не только на тренировках, но и просто так. Пишем письма с копией на все адреса. Обмениваемся шутками, подколками, делимся наболевшим, поздравляем друг друга с праздниками. Перезваниваемся, шлем смс-ки. Вместе радуемся победам, вместе печалимся при поражениях, вместе злимся на несправедливость и готовим маленькие творческие пакости «нелюбимым» командам — проще говоря, пародируем их. Изобретаем спектакль-сатирикон на «ЧГК». Жаль, мы так и не довели его до ума.

Поэтические вечера — тоже увлекательнейшее занятие, в котором Настя однажды принимала участие. С тех времен осталось несколько записей — то немногое, что есть. Она всегда мыслила глубже, шире, масштабнее, чем я. Мне порой требовалось несколько дней для того, чтобы дойти, в полном объеме понять, что она хотела сказать. Ей удавалось «впихнуть невпихуемое» — в одном предложении уместить столько смыслов, столько содержания, что более примитивному уму было необходимо время на «переваривание».

Другое воспоминание — ноябрь 2010 года. Канун нашей с Юрой свадьбы. Настя прилетает самолетом, мы ждем. Тонкая, звонкая, светловолосая. Голос, как хрустальный колокольчик. Рядом гордо шагает Малевич.

Малевича выгуливаем по очереди все вместе. Добрейшей души пес не всегда слушается. В одну из прогулок находит тухлую рыбину и вдоволь играет с ней, пропахнув «чудесным» ароматом. Бедная Настя купает его в нашей ванной детским шампунем «Кря-кря», задыхаясь от жуткой вони. Тухлой рыбой пахнет потом еще долго, но нам смешно.

Гуляем по Дерибасовской. Стильно одетую Настю (в ней чувствуется не только порода, но и столичный лоск) фотографируют на фоне разноцветной коровы, усадив так, чтобы со стороны казалось, будто она доит скотинку. Весело!

На морвокзале мы с Настей просим наших мальчиков отпустить нас в туалет. Нас чинно доводят до дверей в с буквой «Ж» и скромно оставляют. Мы входим. Двери захлопыываются. В растерянности застываем. Перед нами большое помещение. В нем абсолютно пусто и гулко — всюду кафельная плитка. Шума воды не слышно. Начинаем двигаться вперед. Наощупь находим какие-то двери. Часть из них заперта и явно ведет не в кабинки, а куда-то в неизвестность. Другие — о чудо! — приводят к желанному «белому другу».

Выйдя после совершения всего, что полагалось, мы снова впали в задумчивость и легкий ступор, т.к. в процессе поисков утратили ориентир — откуда пришли. Долго ходим по помещению, аккуратно касаясь кончиками пальцев холодной кафельной плитки. Кажется, она всюду! Мы в западне! Наконец, какая-то женщина решительно нарушает наше затянувшееся уединение, гремя ключами. Проходит к запертой двери, открывает ее и скрывается. Мы ждем, когда она будет возвращаться, но дама канула в небытие. Очевидно, где-то там был другой выход. Мы, правда, высказываем предположение, что она просочилась сквозь канализацию. Впрочем, нам удалось засечь место, откуда она входила, и мы выбираемся на свободу, задыхаясь от хохота. Надо же! Заблудились в туалете! Кому скажи — не поверят.

Интернет, общение. Обмен стихами. Этого так много. И настя всегда вежлива, безупречна. Со стороны и не скажешь, насколько трудно ей дается каждый шаг. Какой болью отдается. Настя больна. Больна давно и неизлечимо. Но она живет, дышит, улыбается, радуется и умеет утешить любого. Частая химиотерапия, сложнейшие операции. Тяжелейшие препараты, гемодиализ. После очередного курса лечения Настя перестает владеть мелкой моторикой. Пальцы не слушаются, но она упорно набивает на клавиатуре костяшками, а иногда и носом: «Привет, мои хорошие, как дела?» Мне было стыдно расспрашивать ее о болезни, о самочувствии. Я чувствовала себя предательницей — я жива, здорова и счастлива. Хотелось говорить с ней так, будто ничего не произошло. Будто бы она также жива, здорова и счастлива.

Иначе как Ангел-Настя я ее звать не могла и не буду. Только самые теплые, самые ласковые слова. Всегда хотелось подарить ей частичку себя, своих сил, своего здоровья. Лишь бы она жила, была, освещала этот мир своим присутствием. Таких чистых душ, таких сильных духом людей я не встречала — она одна такая. Была…

В 2011 г. я написала на ее день рождения мадригал, в котором, как в зеркале, отражается Настя такой, какой ее видела я — недостижимой, яркой, неповторимой, совершенной. Царская гостья… Барышня в шелковом платье и газовой накидке… Утонченная, аристократичная, умная, благородная, храбрая…

Анастасия —
шелест ветра,
Анастасия —
взмах ресниц,
Чеканным профилем монетным
Сошла с желтеющих страниц.
Анастасия —
танец страсти,
Анастасия —
звон монист,
Весной рассыпанный на части,
Твой мир безоблачен и чист.
Анастасия —
запах мяты,
Анастасия —
лунный свет,
Перед тобой лежат, распяты
Пути всех звёзд и всех планет.
Анастасия —
хрупкий иней,
Анастасия —
майский дождь,
И в очертаньи строгих линий
По жизни ты, шутя, идёшь.
Анастасия —
шум прибоя,
Анастасия —
свист клинков,
Ты на губах горчишь, как хвоя,
И дышишь сладко, как любовь.
Анастасия!
Просто Настя.
Анастасия!
Милый друг,
Тебе желаю просто счастья
И дружеских надёжных рук.

29 марта 2011 г.

А 12 марта 2016 г. ее не стало. Ушла, угасла, растворилась в свете. Быть может, наконец обрела покой и свободу. Взмыла в небеса, откуда смотрит на нас и радуется, когда все хорошо, и хмурится, если что-то идет не так.

29 марта 2017 г. ей бы исполнилось всего 30 лет. Жизнь короткая, как вспышка. Яркая, как комета. Насыщенная до краев событиями, любовью близких, поэзией, чувствами, впечатлениями, книгами, знаниями, верой…

Друзья не забыли Настю. Их силами поддерживается сайт, который они однажды подарили ей на день рождения. Прочесть ее стихи, статьи о ней, посмотреть видео и фотографии можно по адресу: http://anastasiya-and-malevich.ru

А вот стихи, которые они ей посвятили… Строки тронули и растрогали. Заставили на глаза навернуться слезы — слезы светлые и одновременно печальные. Только так, а не иначе плачут об ангелах — с молитвой в сердце и светом в душе…

***

От причастья, почерневшего от слёз —
До кома в гортани, — воска лик;
Прячет пёрышки твоих волос
Помертвелый вышитый рушник.

Синевой глаза не напоить,
Половину царства — не отдать…
Стало быть, кому-то нужно — жить,
Стало быть, кому-то выйдет — спать…

Песен неоконченных полёт —
Ненавистен станет жизни бег;
За тебя людских душ теплить лёд,
За тебя в ладонях плавить снег…

Эльвира Бойко

Засветло, запросто
Голым пройдись,
Не обнаружив и тени упрёка!
Жизни последним куском поделись,
Словно краюхою пред рагнарёком!

Предупреждающим втакт небесам
Боль отмеряет цветные страницы.
Не отмоливший изведает сам
Ягод шиповника вкус на ресницах.

Волю — в колючий пресветлый клубок,
Мир горячо второпях обнимая;
Только бы…
Стоп: некролог, эпилог —
Два провожатых от края до рая!

Виктория Аксенченко

Закрылись глаза, что не видят давно
И замерло сердце в груди.
Не каждому вынести столько дано —
Теперь это всё позади:
Покинула мир наш душа,
Лишь тело лежит, не дыша.

Болезнь и тяжёлая с нею борьба
На хрупкие плечи легла.
Казалось, победа близка — но судьба
Жестоко иначе сочла:
Крылами взмахнул Гавриил
И в вечный покой проводил.

Но жизнь не бесследно прошла — за собой
Оставив в сердцах яркий след,
В общении, творчестве — скажет любой:
Надёжней наследия нет.
Пока длятся наши года —
Мы помним. И будем всегда.

Тимур Тучин

Настя, ангел! Я помню… Не скорблю, потому что знаю — ты счастлива там — на небесах. Ты заслужила рай и белоснежные ангельские крылья. Люблю и буду помнить всегда.

Светлана Медведева (Светлада)

Источник: http://lib-town.ru/necropolis/anastasiya-shavlyuk

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2014-2019 ~ Анастасия & Малевич ~ ·