Рубрика: 2000 год

***

Минута длиною в вечность,
Застыл полусонный класс.
За физикой – бесконечность,
Но счастлива я сейчас,

Хоть слёзы глаза туманят,
И вечером ждёт разнос…
Ничто не зовёт, не манит.
Но кто мне покой принёс?

Быть может, заплакать надо,
Чтоб в сердце тоску унять?
Быть может, лишь слёз преграда
Скрывает забвенья гладь?

Как в фильме немом застыли
Все мысли и чувства дня.
Ответь же, мой друг, не ты ли
От ветра укрыл меня!

Задумчивый сон, свобода…
О люди, судить не вам!
Ты тихо мне шепчешь что-то,
Я верю твоим словам…

И радостно вторит беспечность
О том, что лишь я нужна.
Минута длиною в вечность –
Так сладостна и страшна.
Январь 2001 года

***

Здравствуй, любовь моя, здравствуй, печаль моя,
(Первая встреча сквозь долгие годы)
Тихая, светлая, необычайная,
Так же прозрачна, как вешние воды…

Нежная песня иль пламя далёкое,
Тихое чувство, Шопеном навеяно:
Может быть, детское, может, высокое,
Светлой печали и грусти немерено…

Что за прекрасная вещь – одиночество!
Снова в молчаньи прошу сострадания:
Не уходи – вот одно, что мне хочется,
Не отвечай – вот закон мироздания.
Март 2000 года

***

Может, ты лишь пригрезился мне,
Незнакомец из сказки?
Может быть, я всерьёз приняла
То, что в снах увидала:
Ту мечту о далёкой стране,
Где нарядные краски
И прозрачная тонкая мгла
После шумного бала…

Там где клумбы разряженных роз,
Расцветая, алеют,
И качается в звёздной дали
Убаюканный месяц,
Тихий голос, знакомый до слёз,
Вдруг раздастся в аллее:
Позовёт, запоёт о любви
Незнакомые песни…

И так нежно, так сладко в тиши
Рассыпаются трели!
И уже я не в силах сдержать
Восхищённой улыбки…
Пусть не мне эти слёзы души,
Только я всё не верю
И спешу повторить в сотый раз
Все былые ошибки.

А Она не спешит отвечать.
Что со мной – я не знаю:
Песня нежная сердце зажгла,
Разметала усталость…
Я стою пред тобой, чуть дыша,
Восхищённо внимаю…
Поняла, милый друг, поняла:
Это мне лишь казалось.
Март 2000 года

Письмо

Привет! Сижу, зажмурясь,
Чего-то жду, волнуясь,
Чему-то повинуясь,
Погас вечерний свет…
Ты ждёшь меня (наверно),
Ведёшь себя примерно…
А я дрожу, как серна,
Пишу тебе ответ.

Все мысли тонким, странным
Подёрнуты туманом…
Зову дневник «Романом
О счастии своём»,
Треплю рукой страницы…
Опять лежу в больнице,
И по ночам мне снится,
Что мы опять вдвоём.

Прости, что иронична,
Не верю безгранично,
И что всегда прилично
Веду себя с тобой.
Твой слог предельно ясен
(Шаблон), избит, но красен…
И труд твой не напрасен:
Напишешь ты любой,

О том, что любишь страстно,
И как она прекрасна…
О, как же та несчастна,
Кто влюбится в тебя!
Довольно, друг мой милый,
Боюсь, не хватит силы…
Пойми: сводить в могилу
Нечестно, не любя.

Забудь: пусть я сказала,
Когда мы шли из зала,
Что нас судьба связала…
Ещё имей в виду:
«Любви» твоей я рада,
Хоть мне её не надо.
Пиши, «Моя отрада»,
«Люблю», «Целую», «Жду».
Апрель 2000 года

***

Я бежала по жизни, смотрела вперёд,
И увидела рядом его.
Вдруг глаза загорелись, и сердце поёт…
Отчего? Почему? Для чего?

О любви он поёт, но в глазах его лёд:
Знать, неопытный он Дон Жуан.
А любовь подождёт, подождёт и уйдёт
Навсегда в Мировой Океан.
Апрель 2000 года

***

Вот так вот, росчерком пера
Мы в жизни многое решаем,
Себя надеждой утешаем,
Что сделать так давно пора.

Вот так вот, с росчерком пера,
Со словом, брошенным случайно,
Мы расстаёмся чуть печально
И исчезаем во дворах.

Вот так вот, росчерком пера
Я завершаю твой период
В судьбе моей. Лети… Хоть… в Рио…
Я лёд, давно прошла жара.

Вот так вот, росчерком пера…
Мы заблуждаемся порою,
Когда зовём любовь игрою,
И эта истина стара.

Во мне страстей роптала рать,
Душа была полна тобою…
А ты зовёшь игру любовью
И предлагаешь поиграть?!

Вот так вот, росчерком пера
Я всё стираю подчистую.
Теперь желать тебе добра,
Спешить заполнить жизнь пустую.

Спасибо, что ушёл вчера,
Таясь как вор, не попрощавшись!
Я плачу (приговор пера),
Ещё с другим не повстречавшись.
Август 2000 года

***

В стеклянной вазе вяли розы,
Прильнув задумчиво к окну.
Я отвечала на вопросы,
Прогнать пытаясь тишину.
Но тишина неумолима,
Её не выгнать, не сломить…
Моей любви, как струйка дыма,
Бежит оборванная нить,
И в небесах она исчезнет,
Оставив чуть заметный след
В спокойной синеокой бездне…
Вот юный радостный рассвет
С улыбкой нежной наступает,
Поёт на улице весна…
Беды ничто не предвещает,
Но мне, как прежде, не до сна:
Судьбы жестокие вопросы
Мне вечно в памяти хранить…
И вновь рекою льются слёзы,
Но розы им не оживить.
2000 год

***

Убегает вдоль канала
Старой жизни суета.
Видно, раньше я не знала,
Что такое пустота.
Не хочу жалеть о прошлом,
Старых песен не пою,
В этом мире очень сложном
Начинаю жизнь свою
В сотый раз; по бликам света
За луной спешу по льду…
Интересно, что же в этой
Новой жизни я найду.
2000 год

Кораблик мечтаний

Тихая пристань – приют одинокий
Для сердца, забывшего томный покой.
Там плещет о берег прибой синеокий,
И можно до звёзд дотянуться рукой,
Там всюду витает дыхание лета,
Задумчивый вечер, мелодия сна,
Закат замирает и прячется где-то,
На землю спускается грёз пелена…
Распахнуты окна и подняты флаги,
Задорный напев раздаётся в тиши:
Кораблик мечтаний из тонкой бумаги
От пристани в море, волнуясь, спешит.
Нарядные платья, весёлые лица,
Смеясь, устремляются вдаль их глаза…
Не ведают люди, что с ними случится,
Спокойное море, молчат небеса…
Задёрнуты окна и спущены флаги,
На волнах качается в звёздной тиши
Кораблик мечтаний из тонкой бумаги,
На крохотной палубе нет ни души.
И вновь на него поднимаются люди,
Покинув свой маленький тихий приют,
Мечтают, что горестей больше не будет,
Надеются, верят и счастия ждут.
2000 год

Другу

Саше Ивановой 
Мой добрый друг,
«Луч солнца в тёмном царстве»
Не осветит так путь,
Как ты – своим письмом.
И я забуду вдруг
О тех «друзей» коварстве.
Всё чудится: «Забудь.
И помни об одном,
Что есть ещё друзья,
Которые внимают
Твоим стихам… как есть…
Что есть ещё страна,
Тот светлый дивный край,
Где подлости не знают,
Где сердце, ум и честь,
Где ты еще нужна».
2000 год

© 2014-2019 ~ Анастасия & Малевич ~ ·