Рубрика: 2001 год

Игра с ветром

Мне ветер подарил
Шиповника цветок,
В холодности корил,
Ссылаясь на восток.
Как парус, кружева
На платье раздувал.
Кружилась голова,
А он всё звал и звал.
Смущая юный дух,
Он сердцу нёс мечты.
Мой вероломный друг,
Погорячился ты!
Не тронь моих волос
И складок на груди,
И что приму всерьёз
Игру твою – не жди.

Лето 2001 года

***

С тобой, подруга Ночь, мы вновь
Наедине часы проводим
В неистощимом хороводе
Событий, мыслей, встреч и снов.
Я не умела заслужить
Прощенья. Знаю, и жалею,
И буду с болью жить своею
Лишь потому, что надо жить.
Я написала всем судьбу —
Кого люблю и презираю.
Теперь словами лишь играю,
Не в силах выразить мольбу.
Мольба без слов, мольба без слёз
Меня гнетёт невыносимо.
Зачем она невыразима?
Но безответен мой вопрос.
Терзаюсь, не смыкая глаз.
О, Ночь! Уйми своё усердье,
Зажги же светоч милосердья
И дай забыться хоть на час.

Лето 2001

***

Комната. Зеркало. Стопки стихов
В огонь – больше не пригодятся.
Время долгих звонков, время терпких духов
Медленно бьет — 12.
Разговор, надоевший давно,
Скорее закончить. На чём – не важно.
И заснуть до утра. Что мной решено,
Может, поймёт однажды.
Разбираться в себе самой –
Какая досада. Дружбу не трогать.
Не так уж их много: встретишь зимой,
А к осени — снова робость,
Насмешки в спину… Слаб человек.
Да что с ними делать! Фраза скупая
В дневник, и снова спешить, весь век
Словно по льду ступая.
Письма, письма… Кому пишу?
Кому пишу? Кому придется…
Данное слово сдержу, не сдержу…
И дальше. Вперёд. За солнцем!
Случайному спутнику крикнуть: «Держись!»
И снова в путь меж двумя стенами…
А ты?… Ты может быть рядом,
Но жизнь — вернее, ночь — между нами.

Лето 2001

Разговор с судьбой

Судьба постучалась в открытую дверь,
Украдкой с земли поднимая ключи,
Устало шагнула как загнанный зверь,
Задернула шторы… Мольбы горячи,
Но жалость и страх отступили теперь,
И блики признаний, и тени потерь.
Средь ночи
Ни звука — с забвеньем дружна тишина.
Нет слов и потребности что-то сказать.
Во всем неизбежность немая видна.
Судьба обернулась, взглянула в глаза.
Надменно и строго спросила она:
«Ведь знаешь сама, что ты делать должна.
Не хочешь?»
Мы так до рассвета стояли с судьбой
И тщетно друг другу глядели в глаза.
Я вновь поспешу за мечтаний толпой,
И музыкой будут мне их голоса.
Виденья не гаснут в дали голубой,
Возможно, напрасно… но, что нам с тобой
Осталось?
Задумалось время в квадрате окна,
Прикрытое штор полусонной рукой.
Стояла судьба холодна и бледна.
Но что есть смятенье, и что есть покой,
Коль всё пролетит как секунда одна?
И сухо ответила глаз глубина:
«Лишь малость».

Лето 2001 года

***

Москва меня встречала радугой
И терпким запахом листвы.
Пусть призадуматься мне надо бы,
Но все вопросы так новы,
Что страшно мне в свой домик карточный
Впустить дыханье перемен.
И так задумок предостаточно.
Похвал не требуя взамен,
Пишу стихи и тихо радуюсь,
Что миру есть, о чем сказать.
Москва меня встречала радугой,
Но слезы лили небеса.

Лето 2001 года

Герой листопада

В потоке дней не найти ответа.
Спешит планета
За солнцем вслед.
А вдуматься — ведь всё очень просто:
Погаснут звезды,
Придёт рассвет.
Коль станет страшно, не звать на помощь.
И снова в полночь,
В гул голосов,
Летят в костер золотые листья,
Как чьи-то письма
Без адресов.
В глазах – тревога, в душе – дознанье,
Воспоминанья.
Но долог путь.
А то, что спорить с судьбой напрасно,
Мне станет ясно…
Когда-нибудь.
О где ты, где ты, герой листопада?
Мне взгляд — награда,
Куда спешить?
Как в этом мире всё просто и странно,
Валериана
Моей души,
Меж нами больше, чем вёрст преграда,
В кругу листопада
Нам век кружить…
Ведь ты не услышишь, да и не надо,
Я буду рада
И так прожить.
Август 2001 года

Под мелодию ветра

Запаренчук Ольге
Первый, холодный, задумчивый, с запахом осени
Словно сентябрьский день. Под мелодию ветра
В воздухе кружатся тени из дымки и просини,
Медленно тают. И снова не будет ответа,
Да и вопроса не будет. Предания летние
Август раздарит ветрам вместе с привкусом яблочным,
Дождь перепутает воспоминанья последние,
С низким поклоном затихнет… с усмешкой загадочной
Бросит в окно отголоском любимого имени.
Именем дружеским память ответит усталая…
Что разучилась веселою быть, ты прости меня —
Видимо, с осенью вновь принимаюсь за старое.
Август 2001 года

***

Горы, камни, цветы
Палящим солнцем прогреты.
Задумчив дым сигареты
Как отзвук чужой мечты.
Строги моря черты.
Мотивы бури допеты,
И тайные волн секреты
С обрыва чувствуешь ты.
Море, солнце, жара…
Камни с обрыва сбегают.
Сухие ветви стегают
Лица. Пришла пора.
В бухте вода чиста.
Спустились. Какая радость!
Невыносима сладость
Песка, даже красота
Волн, что у ног шумят,
Ласково гладя колени.
Струями томной лени
Гор силуэт обнят…
Солнце зовёт меня
Бледной своей сестрою.
Мы развлечём игрою
Берег. Мечтой маня,
Море влечёт к себе
Бережно сжать в объятья —
Здесь не нужны понятья.
Кто ты в моей судьбе,
Голос, что столько лет
Шепчет, не умолкая.
Пусть я одна такая —
Волнами смоет след.
Июль 2001 года

***

В ошибках прежних каясь,
На пристани стою.
Всё жду свой алый парус.
Забавно, признаю.
Из зыби волн прибрежных
Возник и вдруг — исчез.
Лишь взгляд поймала нежный,
Что синева небес.
Мечты, мечты… как много
Я стала вторить вам.
Длинна еще дорога
По жестам и словам.
Пустой бокал — о камни
И завершу игру.
Он, кажется, сказал мне,
Но что — не разберу.
Июль 2001 года

***

Укачай меня, волна.
Тише, теплоход.
Пусть сегодня я одна,
Знаю: час придет.
Брызги вьются за кормой
Облаком густым.
Прочь, холодный и немой,
Недомолвок дым.
Я сегодня не твоя,
Ветреная грусть.
Не печальтесь же, друзья,
В песнях к вам вернусь.
Июль 2001 года

Крепость

Крепость — зеркало войны,
Памятник эпохи.
Ночью часто здесь слышны
Вздохи.
В стороне от всех дорог,
Ожиданья полны,
Повторяют свой урок
Волны.
Где фантазии предел?
Холоден, спокоен,
Может, так же здесь сидел
Воин.
Среди моря, среди скал,
Среди неба даже,
Может, истину искал
Так же.
Пусть судьба открыла дверь,
Убраны ступени,
И душа его в потерь
Пене.
Взгляд усталый нарочит:
Не идет ли помощь?
А в глаза ему молчит
Полночь.
Меч отточен, щит блестит,
Крепость смотрит грозно.
Первая стрела летит —
Поздно!
Крепость чуждым племенам
Сдаться не хотела,
Начиналось по стенам
Дело.
Вызов смерти – взгляд прямой.
Сила духа – крепость…
Всё ж осталась ты немой,
Крепость.
Июль 2001 года

Феодосия

Из дома прочь спешу скорей.
И южный ветер полусонно
Едва касается влюбленно
Пирамидальных тополей.
Здесь забываешь, наконец,
Что в этом мире каждый грешен.
И только молодых черешен
Вокруг меня живой венец.
Спешу скорее, напрямик.
Где у подножья старой церкви
Сплелись деревьев сонных ветви,
Течёт задумчивый родник.
Пришли иные времена.
Культуры древней призрак тает.
И вряд ли кто-то прочитает
На этих стенах письмена.
И в мыслях вертится вопрос,
Начертанный рукой забвенья.
А рядом, на камнях, горенье
Чужих восьмиугольных звезд.
В лицо повеяло добром.
Оно от глаз людских укрыто.
Лишь небо звездами расшито,
Как темный бархат — серебром.
Бежит отрадная струя,
Прозрачна, холодна, приятна.
И мне чужда и непонятна
Теперь былая жизнь моя.
Спешит родник сквозь дым веков,
И чья-то тайна в нём мерцает.
Я с восхищеньем созерцаю
Весь этот город – «дар богов».
О, Феодосия, прими
Мой дух, просящий так немного,
И сердце, полное тревоги,
В свои объятия — возьми.
18 июня 2001 года

В подражание Анне Ахматовой

Возвращалась домой я засветло,
Лёгкий газ на плечи накинувши,
Отпустивши мысль, разобрав дела,
Не касаясь лишь глубины души.
Я всё шла и шла, чуть прикрыв глаза,
Чтобы чувств моих не приметили.
Только слышу всё: «Не смотри назад!»…
На закате ли, на рассвете ли…
***
Только чувствую: верно пророчество,
Сердце спит, убаюкано знанием…
Я не знала ещё одиночества,
Я не знала непонимания,
Ни тоски, ни забвенья не знала я.
«Гордость – в помощь: душа будто скована»,
Я не знала тогo, что безжалостья,
Что лишь мне одной уготовано,
Я не знала того безвременья,
О которое вечность сломана,
Я не знала того горения,
Что лишь мне одной уготовано —
Я не знала, не знала… Забвения
Дайте мне, чтоб набросить на прошлое,
Дайте мне хоть немного смирения,
Дайте в жизни увидеть хорошее,
Дайте взгляд, чтобы сразу — и намертво,
Дайте сердце — камень без жалости,
Дайте голос, чистый и памятный…
А стихи заберите, пожалуйста!
***
Мгла хрустальна путь не застила.
Ни умом, ни красой не хвастаясь,
Возвращалась домой я засветло,
Ничему ни печалясь, ни радуясь.
8 февраля 2001

***

На платформе гуляют ветра,
Раздувают разбитый гранит.
Вот и всё. На часах – шесть утра.
У вагона прощались они.
Разговор из отрывочных фраз,
Не поймешь: где вопрос, где ответ.
Дрожь руки, шум в висках, холод глаз.
Ей же нет и пятнадцати лет.
Только знают: слова ни к чему,
Всё так просто и ясно давно.
Всё, что было, что будет — в дыму,
Ничего не вернуть всё равно.
Платье парусом вверх… Сквозь года,
Лишь застыв на секунду одну,
Всё исчезнет, уйдёт в никуда.
Только свист оборвёт тишину.
И развязка, как ночь, коротка:
Замелькали цветные огни,
Электричка исчезла, легка…
«Не ищи, не зови, не звони».
Только складки к коленам прижав,
Удивлялась: на что уповал,
Королева разбитых держав…
Был лица беспристрастен овал.
Только тонкими пальцами сжат
Белый лотос, прохладно, светло.
Только сонные листья дрожат:
«Всё проходит, пройдёт, все прошло».

Январь 2001 года

Скорость

Под холодным взглядом Водолея
Чую страха приглушенный вкус,
Знаю правду, только не жалею,
Никуда по жизни не стремлюсь.
Кто из нас, питомец легкой славы,
Высший суд, забывчив, не спросил.
Милый друг! Подобные забавы
Стоят сна, покоя, нервов, сил…
Измеряя время степенями,
Примеряя судьбы не спеша,
В вечность, меж тенями и огнями,
Рвётся беспокойная душа.
Мы с тобой – старатели Вселенной.
Дай же руку, брат, и в омут дня!
Скорость остается неизменной,
Вечной для тебя и для меня!
2001 год

***

Сотни лет мы друг друга ищем,
Сотни лет мы не можем встретиться,
Сотни лет расцветают вишни,
И планета хмельная вертится.
Сотни лет мы всё делим надвое
Этот мир. Как забавно сказано,
Будто счастье иное — тебе и мне,
Что эпохи и судьбы разные!
Что мне время, когда строкою
Не смогу освежить понятия?
Что мне счастье, когда рукою
Не смогу ощутить пожатия?
Что мне судьбы, когда толпою
Лезут в душу чужие идолы?
Что мне вечность, когда с тобою
Никогда не увижусь издали?
…Только сердце всё неподвижнее,
Только мысли молвой запутаны,
Застывают слова излишние,
Утекают года минутами,
Облетает листва чуть слышно,
И планета всё так же вертится…
Сотню лет мы друг друга ищем,
Но, похоже, не сможем встретиться.
2001 год

Отрекаюсь

Отрекаюсь от снов, отрекаюсь от слов,
Что так щедро другим тебе дарила.
Отрекаюсь от слезно-миндальных стихов —
Нынче строго моё мерило.
Отрекаюсь от сотни фальшивых друзей,
От дешевой любви отрекаюсь.
Отрекаюсь от ласки надменных князей
И клянусь, что впредь не раскаюсь.
На границе забвенья спокойно стою,
Одиночества голос вкрадчив.
Среди сотни рук отыскать твою –
Непосильная, знать, задача.
Реку жизни — вброд, коли час придёт,
И молва начинает травлю.
А железные рамки на жизнь вперёд
Кто поставит? Сама поставлю.
Цель найти среди сотни минутных задач,
Перед чернью в белом красуясь,
Среди сотни чужих легкокрылых удач
Свою отыскать обязуюсь.
И теперь, и когда обрету приют,
И потом — на небесном вече…
Ведь за всё, что есть, коль за мной придут,
Кто ответит? Сама отвечу.
2001 год

Осенняя соната

Сонаты осенней
Простой и печальный мотив.
В нем дождь в воскресенье
И грусти нежданной призыв.
Ты ищешь спасенья
В далекой мелодии грёз,
В сонате осенней
Ты ищешь ответ на вопрос.
Ни тени сомненья,
Нет горя, нет страха, нет бед,
Нет мук, нет презренья…
Лишь слёз и волнения след.
Дождь в окна стучится,
Незваный, негаданный гость.
Знакомые лица
И всё, что с тобою сбылось,
На стекла ложится.
Уже запотело окно…
Что в жизни случится,
Ты ищешь ответ все равно,
Забыв потрясенья…
Мелодия очень проста:
В сонате осенней
Печаль, и любовь, и мечта.

2001 год

***

Мы все вернёмся на круги своя
И успокоимся,
А может, поумнеем.
Тогда умчится в вечность жизнь моя
Твоей вдогонку или перед нею.
И пусть веков холодная броня
Наперечёт всех милует и судит,
Но ты дождись на перепутии меня,
А дальше…
Пусть решает книга судеб.

2001 год

***

Фотография… класс…
Где, друзья, вы сейчас?
Мне до вас не доплыть, не дойти.
Память, словно слюда.
Нас просили всегда
Не свернуть с середины пути.
В старой школе тепло,
Дождь стучится в стекло,
С крыши струйкой стекает вода,
Свет погас, как назло…
Вот и детство прошло…
А теперь, подскажите, куда?

Друзья, ну что ни говори,
Смешные мы созданья:
То проболтаем до зари,
Забыв увещеванья,
То крикнет кто-нибудь: «Молчи!»,
Не дав сказать ни слова.
Мы из-за каждой мелочи
Поссориться готовы.
И пусть проносятся года,
Не изменить картины:
Для нас «серьез» и «ерунда»
Похоже, что едины.
2001 год

© 2014-2017 ~ Анастасия & Малевич ~ ·