Рубрика: 2014 год

Молитва

Помилуй, Господи, не дай сойти с ума!
Пройдя сквозь боль отчаянья квадраты,
С Тобой по краю мы прошли когда-то…
С Тобой! Спаси! Не выдюжу сама!

Узорешительнице, милая, услышь:
Молись о скорбной деве Мариамне!
Как рано сумасшествие, как странно!
Чей сон? Чей бред? Чей Униатский Крыж?

Ей, Богородице, простри Небесный Плат
Осенним яблоком над бедной головою!
Пусть лавровишня шелестит листвою,
И голуби не ведают утрат…

Заплакать бы, но я, скорей, завою,
А это солонее во сто крат.
2 апреля 2014 года

Тривиальная песнь

Я стану дамой
Неавантажной –
Весталкой пустоты.
Потонут в ворохе бумажном
Мои мечты…
Саморекламы
Пустые ночи –
Наука не нов’а –
Кружок отпетых одиночек –
Слова… Слова…
Весталки пустоты:
И я…
И ты…
Стеснялись бы
Своей судьбы!
Но жалость – яд.
Воды!
Воды!

Замкнёмся в круге…
Я стану милой,
Ванильной, стильной… Но
Не потому, чтоб полюбила –
Смешно одной!
Ах, мне бы, други,
Стаканом Чибо –
Команду нервам «Фас!»…
И отключить бы…
Ах, отключить бы
Себя от вас!
Весталки пустоты:
И я…
И ты…
А Вам слабо,
Моя любовь?
Усталость – Яд.
Воды!
Воды!

Рассветный ладан
Прогоркло пахнет
Слезами пустоты.
Мне не хватает
Лишь старых шахмат…
Огня… Звезды…
Услышу ль, правда,
Забытый голос,
Печаль свою раздам
И успокоюсь… И успокоюсь…
А там… Что там?
Весталки пустоты:
И я…
И ты…
До фонаря,
Любовь моя!
Кем стала я?
Воды!
Воды!

Молотым мокко
Мне одиноко…
Ах, как же почки?!
Дошла до точки.
Воды!
25 июля 2014 года

Совсем запуталась

Слышишь, душа,
Странно дышать?
Ветер к губам безнадёжно прижат.
Неблагодарный
Сезон календарный,
Сотканный
Фотками:
Вот как мы –
Рядом…
Стихотворенья
Во славу невест.
Точка смиренья.
Молчащий подъезд.
Мёд. Хризантемы. Заветренный крест.
Строгий разрез.
Неуместные Прада.

Серая даль.
Плачет звезда.
Я не уйду никогда, никуда.
Общим наркозом –
Ни больно, ни поздно –
Самое
Главное –
Ветром
По вене…
Если душа –
Каменный шар,
Дай мне свободы на кончик ножа:
Малым листом за себя не дрожать –
Верь мне!
14 июля 2014 года

***

Юльке Несиной 
Ностальгия. В мире протёкших лет
Я всё реже вижу тебя во сне.
Солоней раскаянья на земле
Синева и совесть наедине.

Мой забавный, славный и добрый друг!
Непрошедших фобий заплечный груз.
Ты – морская нежность поющих рук.
Что похитит Время тебя, боюсь.

Сердце – кубок, льдинки чудес – на дне.
Пара строк – непыльное ремесло.
Напоследок, знаю, придёшь ко мне,
Бедный Ангел, уловленный сетью слов.

А словесный звон – полновесный трон.
И укутают плечики два крыла.
Осуждать не смею, и ты не тронь…
Кто свечой горит, я дошла дотла.

Эту странную нежность не отмолить.
Но да будет пушистой и русой прядь!
За твои бумажные корабли,
Улыбаясь, Небо благословлять.
9 июля 2014 года

Янка-Анка

Я – с отчаянья переводчик.
В декабре так промозглы ночи.

Ты – теперь и моя потеря.
Не ждала? Не хотела? Верю.

Янка-Анка, звонят к Обедне!
Стонет медью рассудок бедный.

Странно темы больной касаться.
Сколько лет тебе было? Двадцать?

Янка-Анка, зачем в квартиру
Ты залётную смерть пустила?

По любви или по расчету?
Просто мужем назвать кого-то?

Янка-Анка, так тесен ворот!
Над тобой надругался город!

Петергофы да Эрмитажи…
Только жизнь холодней и гаже.

Злые толки, юристы-волки…
Мне, живой, остаётся только

Среди множеств чужих агоний
Убиенную Анну помнить.
7 июля 2014 года.

***

Эльке Бойко 
Был у русалки браслет жемчуженный –
Змейка стальная вокруг запястья,
Утренний кофе, салат за ужином,
Песни ракит в ожиданьи счастья.

Ландыша цвет по судьбе развеяли
Мёртвые камни в живой оправе…
«Жемчуг – к слезам!» – берегини верили,
«Ландыш – к слезам!» – шелестели травы…

Розовый луч отразился в лужицах.
Глоткой сухою вопить от горя.
Память надсадно с тобою кружится
В розовом танго моих историй.

Домик с геранями, свет придушенный –
Счастье чужое под слоем лака…
Был у русалки браслет жемчуженный,
Но не умела русалка плакать.
27 июня 2014 года

Плач русалочий

Все русалки – старые девы.
Остригите им русы косы,
Да сманите на берег утром…
И закашляйтесь в понимании,
Как страдает душа живая.
Боль отчаянья, боль сознания
Отразятся во взгляде мутном.
Не изгибы – изломы сказки
(Разны глазки, ресницы в ряске)
Извиваются, изнывая…
То стенания – не угрозы, –
В травянисто-дождливой муке…
И по-девичьи тонки руки…
Захлебнуться, забыться в хоре
Не отплаканных их историй…
И безрадостны их напевы.

Кто накликал беду-судьбину,
Мёдом-ядом пустил по жилам,
Зеленою волной укутал?
Отчего же так сердце выжжено,
Да не солоны льдинки-слёзы?
Не жалею, да не забуду:
Соловейко мой беднокрылый
Для других не оставил силы.
И меня не берёт могила,
И тебя – откровенно поздно.
От русалочьих воздыханий
Заплескает затон стихами:
Доля – воля, тоска глухая.
Так, на отмели задыхаясь,
Распрямляла русалка спину.

В недопетое лето канет
Прошлой жизни горючий камень.
А прохожим, увы, не жалко,
Что не может любить русалка.
22 – 24 мая 2014 года

***

Не спасти, не собрать и не вылечить всех!
Это правда. Но пробует кто-нибудь…
А продлённая жизнь, как щенячий успех,
Прокатиться на радуге по небу.
Не спасти, не сберечь… Ни друзей, ни врагов…
Но счастливчик так предан, так живо рад!
Где ж качает судьба всех бездомных щенков,
На стоянке мне лезших за шиворот?…
Мы ушли на покой. Дружба Голдена – взнос,
Что дороже игры и провизии…
Целовать! Целовать этот розовый нос,
Рыжевато-белёсую физию!
8 апреля 2014 года

(Опубликовано в журнале «Друг», выпуск №4)

Катарсис

И снова Лене Федосеевой 
Здравствуй, тихий ангел
(Память,
Меня прости)!
Тишина – за нами,
Плавно
Свеча коптит…

Старых слов мачете,
Пыльных
Обид кошма…
И мечты зачем-то
Сбылись
В дневной кошмар.

Вспомни в щербинках плитки
Морга…
Полынь – вино:
Золотые слитки
Строго
Идут на дно,

Жемчуга-рубины
С плеском –
В песок лагун…
Прошепчи мне
Что-то веско-
-е – не могу!

Вспомни женщины крик при-
-Душен-
-Ный: «Как же так!»,
Звуковой открыткой –
В уши он
Сквозь года…

Столько соли –
Не в нашей власти
За десять лет
В каждой роли,
Не ставшей счасти-
-ем на земле!
5 апреля 2014 года

© 2014-2019 ~ Анастасия & Малевич ~ ·