Статьи-рассказы Насти о Малевиче и Ко (журнал «Друг»)

Выпуск №1.

В рубрике «История о друзьях».
Жил да был один рыжеухий и очень наглый поводырь, гордо именовавшийся Малевичем. Жил он приятно и познавательно, почти каждый день отправлялся в путешествие с одного конца Москвы на другой, два часа в одну сторону – два часа обратно, не считая созерцательного валяния под столами аудиторий. Кому-то покажется такая жизнь скучной.
Конечно, Малевичу было немного обидно, что он не такой, как все, и нет в его жизни загадочных выставок, где сыр, говорят, так вкусен и много своих сородичей. Но Малевич был прежде всего Малевичем. И очень быстро он понял все прелести своей жизни, в коей было много новых мест, людей и возможностей поесть… Какое там поесть.. Пожрать… От души, носа, хвоста и других частей тела. И наш герой никогда не упускал такой возможности.
Вот идет он гордый на автобус мимо рынка и городских помоек. Навстречу ему прокатываются пионеры: кто с булкой, кто с мячиком, кто просто так интересен. Но ушастый неожиданно хорошо помнит, что он тебе не просто так тут вышел, он же цвет собачьей нации, умный и неотразимый. Сторонитесь люди и задумайтесь уже наконец… И проходит он гордо мимо пионеров, мимо палаток со сладкими фруктами, мимо клумб с хрустящими цветами. А вот профессия такая. Ну, ничего: доберемся до места, и он возьмет свое с чувством выполненного долга. И пусть только попробуют отказать в куске почетному и понечетному покорителю длинных дистанций, автобусов, метро и любых видов транспорта и маршрутов. А за прохождение мимо рынков вообще памятник могли бы поставить. Желательно…
Мечты о прекрасном захватили нашего героя, и он заснул, засопел на всю аудиторию, помахивая хвостом и постукивая лапками. А чего ж не посвистеть: он отдыхает. Не трогайте рабочую собаку.

«Я к вам пришел и У-У-У»
Очень Малевич любил, чтоб его брали туда, где много людей и все на него смотрят. От того и не имел он ничего против публичных выступлений, кои не особо жаловала его «работодатель», но раз уж собачина так хочет себя показать… И есть ведь, чего показать…
Вот, грядет какое выступление, или конкурс, или просто так себе тренировочная речь в классе. Так Пушник весь выгнется по-лебединому, важно дверь носом распахнет и выйдет так, чтоб всем было видно. Поставит свою подопечную куда-нибудь в стратегически удобное место, развернется верным галсом на зрителей, завалится на туфли вещающей хозяйке и начнет свое отношение к происходящему показывать… И до того он любит, чтоб на него смотрели и восхищались им, что и головой утвердительно кивнет, и глазки закатит, и пузо свое белоснежное в особо приятные моменты покажет. А ежели не понравится вдруг ему кто, так дождется, пока подопечная рот закроет, вручит ей в руку поводок и гордо развернется да и вон выйдет… И до того расстроится, что потащит ее на любимую кафедру лечить собачьи нервы водой из личного блюдца, пожертвованными яблоками да сухариками…
Однако уважает Малюн труд ораторский, даже сам не прочь вам свое классовое «У» сказать… Но за такой подвиг, уж не взыщите, извольте возблагодарить великого «Укателя». Оплата принимается по факту пения лично в пасть.

Golden-caffee-mania
Есть такие полезные места, «Кафе» называются. Их прелесть Малевич быстро выяснил и полюбил меня водить да ходить. Только вот с некоторыми обидно получалось. Взять тот же «Кофе-хаус». Вроде бы приличное заведение, а его попробовали-таки не пустить. Мол, франчайзинг наш не позволяет к нам собакусов, и будь они хоть золотые-брульянтовые – а вот никак. Но не зря говорят, что какова собака, таков и хозяин. И в следующий раз пришли они с письмом из главного офиса, удостоверяющим, что такая всемирная сеть, конечно же, счастлива иметь подобных посетителей, коим будет оказано все, что только можно и цивилизованно одобрено. А вот «Шоколадницу» на «Университете» Малюн любил. Главная «шоколадная» тетя имела дома собственного ротвейлера, коим от нее приятнейше пахло. И входила, сея тетя в положение Малюновское тяжелое. И приносила ему воды испить… Может, еще чего полезного принесла бы, но эта вредина уже взялась за поводок и поцокала к выходу.
Еще любил Малевич «старбаксовые» заведения, самообслуженные. Бывало, подойдет такой сурьезный к стойке, кивнет человеку у кофейного автомата, преисполнится гордостью за свою миссию и потащит кофе и их уже общую хозяйку к ближайшему свободному столику. Там он окопается и ждет. Если столик позволяет, он начнет свою охоту. Недавно познакомился с кофе со льдом, и так ему он приглянулся и привкуснился, что хотел Гнусус еще один стакан в собственность, но чуда не произошло. С тех пор нападает Гнун на простые чашки кофе и не понимает, отчего запах тот же, а удовольствия гораздо меньше.
Но самое замечательное – это институтская столовка, с ее мягкой рыбой и отзывчивыми обитателями, которые, видно, знают, как неохотно органы социального страхования выплачивают ежегодную компенсацию на содержание собаки (вот интересно, в этом году я увижу деньги или как обычно) и от души пичкают такого милого, куртуазного и вечно голодного труженика. Что ж, и в этом есть доля полезного… В места средоточия еды собака идет хорошо…
А на то уж и существует суровый каблук хозяйский, чтоб субординировать некоторых…
…Ну хорошо-хорошо, давайте ваше яблоко.

Укротитель маршрутчиков
Дело было поздно вечером. Малевич честно пришагал к предполагаемой остановке маршрутки, которая должна была доставить его к подъезду места прописки, и призадумался. И совершенно правильно он это сделал, ибо нужная маршрутка была в отсутствии присутствия и даже не собиралась до утра появляться.
«У!» – печально произнес Малевич. И точно, это было полное «у»: поздним вечером по холоду через темные дворы домой, и вообще кто знает, из какой точки придется топать.
Внимание ушастуса привлек веселый маршрутчик, шутивший и куривший по-малороссийски где-то рядом с соседней газелью. Конечно, остановилась бы она далеко от дома, но надо же на чем-то ехать. И Малюн закатил глазки и сделал несчастное выражение морды. Затем улыбнулся маршрутчику и вручил ему свой наглый нос, абсолютно не намереваясь сдавать позиции. В это время хозяйка старательно разыгрывала блондинку, уточняя по пунктам, где, куда и когда она может сесть и потом сойти.
Реакция водителя была неожиданной: он попросил кого-то с переднего сидения и загрузил обнаглевшую парочку туда. Малевич честно обрадовался и попытался познакомиться с «ручником» и прочими прелестями. Подопечная время от времени пускала в ход белую трость, дабы объяснить зарвавшемуся, как принято прилично вести себя в гостях. Маршрутчик тихо тащился от ситуации, на светофорах почесывая Пушника за ушком… А потом ушел с маршрута и выгрузил нас у ближайшего к дому продуктового магазина, и даже плату за проезд не взял, сказав, чтоб Гнусусу купили сосиску.
Вот что значит, вовремя доходчиво объяснить, что не кусаешься. А также наглый розовый нос, крестик на спинной части амуниции и «хозяйка-блондинка».
«У!» – мечтательно просопел Малевич, дожевывая честно заработанное мясо.
Декабрь 2010 года
Ссылка на PDF: http://vk.com/doc919134_320526781?hash=7de2c084158412989b&dl=9b49713156753bba3d
 
Выпуск №2.

В рубрике «История о друзьях».
Новые истории о Малевиче

ДИАЛОГ В ЛИФТЕ (вместо предисловия)
МАМА (истерично). Не трогай большую собачку, она укусит!
РЕБЕНОК (возмущенно). Это не собака, это Малевич!

Мученик науки
Идет лекция по теории немецкого языка: аспирантка старательно нудит что-то, студиозусы нервно соревнуются, кто запишет больше существительных (с такой скоростью они понимать-то не успевают, не то что по уму конспектировать).
Неожиданно из-под дальнего стола первого ряда с грохотом выкатывается собака, торжественно дефилирует вдоль кафедры до прохода, поднимается по ступеням и покидает аудиторию.
Раздается пара удивленных восклицаний и хозяйский недовольный окрик. Малевич возвращается на место, вздыхая и демонстративно стуча рабочей дугой обо все железное на своем пути.
Так повторяется несколько раз, пока хозяйка не решает, что псу, видимо, приспичило: собирает вещи, перелезает через парту… далее выполняет алгоритм, ранее разработанный ее голденом, по покиданию лекционной номер 211.
Комментарий с последнего ряда:
– Говорю же, лекция – отстой! Даже собака до конца досидеть не может!

Профессиональный долг прежде всего
Малевич притаился за стулом и упорно гипнотизирует взглядом кусок чего-то хлебобулочного. О, если б знать заранее, как прихотливо сбываются мечты: пирог летит на пол, а вслед за ним – стул, и удивленная хозяйка вместо привычного: «Нельзя!» – страшным голосом орущая: «Мое!» Потому что не надо одновременно пить чай, говорить по телефону и слушать новости.
Пушник всепонимающе хмыкает, подпихивает хаотически ищущую по полу руку в направлении к вполне удачно приземлившемуся печеву. Удостоверившись, что объект обнаружен и схвачен, он носом плавно поднимает мой ошеломленно подрагивающий кулак с добычей на уровень стола и далее макушкой страхует, чтобы больше не улетело (загадочный пирог упал вареньем вверх, так что по отделении нижнего коржа вполне пригоден в пищу).
Но с появлением на горизонте новых хлебобулочных изделий натура Малевича берет свое: он призывно урчит и подсекает носом успокоившуюся хозяйскую руку, ибо, по его мнению, делиться надо.
Вот так в одном голдене уживаются сознательный помощник инвалида и наглый домашний любимец.

Обманут в лучших чувствах
Не хотел Малевич искать переход с «Тургеневской» на «Чистые пруды» – лестницу в центре зала плюс небольшой медленный эскалатор. Но в ходе исследований гастрономических пристрастий строптивого голдена было найдено универсальное средство подъема собачей мотивации: домашняя колбаса. Так и повелось: подведет ушастый хозяйку ко второй лестнице, она быстро наклоняется и кладет на ступеньку вожделенный кусок колбасятины. Тут уж Гнусус прибавляет шагу, чтобы никто не успел покуситься на его добычу, и спокойно, без ошибок, выходит на продолжение маршрута вплоть до посадки в вагон.
И вот, однажды счастливый Малюн летит ко второй лестнице, а там — НИЧЕГО! Попробуйте понаклоняться в метро в час-пик! Разочарованный, он, конечно, доходит до вагона…
С тех пор обиженный пес мстит вероломной хозяйке, переводя ее кружным путем через длинные эскалаторы на выход и на вход, да через общий вестибюль станций (а в хорошую погоду можно и аккуратненько на улицу вывести – пусть понервничает да дверь в метро поищет). Но хозяйка не очень переживает по этому поводу. А Малевич, просветленный единственно верным способом, бодро отправляется обратно в метро – он же служебная собака, правда с необъятным гонором…
Лично мне печенье было бы носить удобнее – жаль, что Пушник предпочитает яблоки, сыр и колбасу. Впрочем, он художник в своей профессии и временами исследовательский азарт и чувство долга/самосохранения перевешивают в его собачьей натуре любовь к вкусностям. Ничего, вот доедем до института, и ушастый под шумок соберет бутербродную дань со студентов. Так что собакен продолжает радоваться жизни, посапывая в хозяйские туфли да подмигивая пассажирам: вдруг у них найдется что-то вкусное.

Рыцарь верный, или «Меня не забудьте!»
Аэропорт. Озадаченные девушки-служащие помогают хозяйке Малевича пройти через рамку металлоискателя и пытаются вывести собаку из зоны датчиков (в снаряжении ведь железка на железке: хочется избежать бунта приборов, да и на террориста Малюся непохож) и провести его на внутреннюю территорию кружным путем.
Но храбрый Пушник бросается на металлодетектор, как Матросов на амбразуру, и, недовольно сопя, утыкается носом в мою руку под аккомпанемент сирены, накрывшей терминал.
«Надо же, какой верный пес, не захотел оставить хозяйку!» – умиляются работницы аэропорта, параллельно успокаивая кого-то по рации.
«У-у-у!» – обиженно тянет ушастус – он, похоже, подумал, что его хотят оставить и вообще лишить пропитания и прочих благ постоянной жизни со своим человеком.
Все время посадки Гнусус сосредоточен и подозрителен. Однако, устроившись под специально освобожденным рядом кресел для особых пассажиров и подкрепившись бутербродом с колбасой, гордо лежавшим в пластиковом контейнере и именовавшимся обедом, четвероногий путешественник, должно быть, решает, что самолет – это большая маршрутка.
Он дремлет, положив голову на хозяйские ботинки, подмигивает спешащим в туалет пассажирам, милостиво подставляет шею, нос и макушку под ласки стюардесс, под любым предлогом дефилирующих мимо «спецряда».
А что, собственно, такого: от Москвы до Одессы два часа лету, считай, что от Люберец до Выхина в час-пик. Только трясет немного. Зато без пробок, бензин не так пахуч, и бутерброды дают. Хорошее средство передвижения! Самолет Пуше очень нравится.
Февраль 2013 года
Ссылка на PDF: http://vk.com/doc919134_320527614?hash=8205415b5f9da30755&dl=91be1a2aceaf4d0008

 
Выпуск №3 — стихотворения о Малевиче, уже размещенные на сайте.
Ссылка на PDF: http://vk.com/doc919134_320527901?hash=acb9f4fc2e40478bba&dl=be5a4a65d0ec87920c

 
Выпуск №4

Друзья Малевича
Вы, дорогие читатели, уже знакомы с замечательным голден ретривером по имени Малевич. А сегодня мы предлагаем вам познакомиться с его приятелями, которых можно назвать «единожды преданными» или же «выжившими и подобранными». Но, к счастью, в настоящий момент герои наших коротких историй вполне счастливы!

Август, или обидно
Жил-был милый пойнтер лет двух, ласковый и, кажется, дрессированный. Почему жил он на улице – история умалчивает. Но однажды встретили его сестры Каринка-Регинка и решили взять в дом.
Над кличкой для собаки долго не думали: назвали Августом, так как усыновили его в августе. Дома обитал почтенный круглый кот, отнесшийся к новичку снисходительно. А родителей… поставили перед фактом.
Были у Августа и мягкий матрасик в коридоре, и пледик в Регинкиной комнате. Но он боялся всего и почти всех, и постоянно тряслось от ужаса его длинное сухопарое тельце. Домашние жалели новенького и так его полюбили, что перестали повышать дома голос, дабы не пугать болезного. Так пес потихоньку освоился: перестал постоянно дрожать, начал попрошайничать… Одомашнился. А Регину (и не только из-за имени) избрал он царицей своего сердца и делился с ней всем, даже припрятанными на черный день лакомствами.
…Но однажды по возвращении с дачи наш герой заметил, что теперь пахнет от его матрасика чужим собачьим духом. А дело в том, что в отсутствие Августа Малевич приехал погостить к ним в дом, а заодно пройти ветеринарный техосмотр, ну и полежал на чужом мягком матрасике. Вообще Август боялся собак, но этот запах почему-то показался ему привлекательным, и стал он ждать и надеяться. Наконец они встретились: пойнтер радостно напрягся… и давай прыгать на удивленного Малевича. Почтенный голден уворачивался, рычал, пытался цапнуть (мешал анти/кусательный /в/гостях/намордник) и наконец спрятался, ретировавшись под скатерть. Отвергнутого пойнтера повели гулять, а обиженный голден обошел и обнюхал всю квартиру – искал, откуда еще может материализоваться сей буйный юнец.
Говорят, Август весь день грустил о Малевиче.
А теперь про настоящее «обидно»: у хозяйки дома, потрясающей Юрьевны, аллергия на собак. И если со своим бархатным Августом она приспособилась соблюдать дистанцию и успевать с противоаллергическими мерами, то с новым гостем все вышло иначе. Кто же не захочет погладить Малевича? Вот и Юрьевна не удержалась, а потом долго мучилась, надышавшись золотистых «плюшинок». Вот и как теперь хорошего человека в гости приглашать, чтобы не заканчивалось «Супрастином» или хуже? Обидно!
PS: Юрьевна говорит, что потерпит. Чего не сделаешь ради любимых?! И в гости будет приезжать! Она настоящий герой! Но это уже совсем другая история.

Счастливый билет
Славная дворняжка-лисичка – совсем еще щенок – была любимицей всего дачного поселка: кто накормит, кто поиграет, кто погреться пустит…
Таково начало официальной Дусиной биографии, бытующее в нашем дворе. Но дадим слово Ирине, хозяйке нашей героини и (не станем бояться громких слов) спасительнице еще одной собачьей жизни:
«Детство у Дуси было тяжелое. Совсем маленькой ее подбросили в наш дачный поселок. Но сторож знал, откуда щенок, и вернул ее назад. Правда, злых хозяев это не остановило, и через некоторое время Дусю снова обнаружили на территории поселка. А так как наш участок на окраине, то Дуся и прибилась к нам. Брать в дом я ее не собиралась. У нас уже жил и сейчас живет кот Мефодий. Но прогонять с участка ее не стали. Покормили, но в дом не пускали. На крыльце сделали ей в коробке лежбище. Так она стала жить». Однако внутренний голос, видимо, пролаял Дусёне, что лето скоро кончится и надо успеть завести хозяина. И выпал нашей героине счастливый билет в жизненной лотерее:
«Однажды дня через два после ее появления я завтракала на кухне, – продолжает рассказывать Ирина. – Она забежала на крыльцо. Легла плашмя на брюхо, положила кончик носа на порожек и смотрела в глаза. Поняла, что я ничего не говорю, и немного проползла на брюхе вперед, продвинула краешек носа в границу кухни, потом еще немного, затем всю морду, ну а потом и все тельце. Так, постепенно вползая в кухню, Дуся вползла в мою душу».
Родные сперва не поняли, хотя взрослый человек волен и сам решать: водворилась Дуся сначала на даче, потом в Иринином сердце, а потом и в городской квартире. И стала Дуся почти Дульсинеей, всегда готовой служить и дружить с хозяйкой и взаимодействовать (а как еще описать комок собачьих эмоций) с окружающими. Но куда деть жизненную хватку, на улице приобретенную?! Надо сказать, выросла Дуся бабой склочной: громко лает, свой газон для выгула охраняет, чужаков прогоняет, на помойке трапезничает, игнорируя хозяйкины укоры. Зато приметлива (на своем газоне любую мелочь найдет) и добра (приносит Малевичу закусок помойных, если фон Голден не в настроении сам искать).
«А то, что собака никогда не пропадает, это ты верно подметила, – соглашается Ирина. – Когда ей надо выпросить что-то вкусненькое, она начинает по квартире собирать упавшие бумажки, чеки, монеты и все это приносить в обмен на еду».
Домашние уже привыкли, даже по-своему полюбили собаченцию. А на неприкаянных соплеменников мадам Дуся смотрит немного свысока: хочешь жить – умей вертеться, что в переводе на дворняжий означает «шерше хозяина».

«Заводчег»
Как-то в одном из домов одного славного города за мусоропроводом обнаружилось нечто мелкое, грязное, побитое, обитавшее там в закутке, по-видимому, уже несколько дней. Неравнодушные люди поймали это нечто с целью накормить и с удивлением обнаружили, что перед ними вполне породистый йоркширский терьер, сука старше года, даже клеймо присутствует.
Долго ли, коротко ли, а расследование выявило, что собака эта – плод разведения одной из обитательниц дома. Храбрая Элька, приютившая у себя найденыша, ринулась в известную квартиру спросить и понять: как так могло выйти? И получила ответ, что собаку заводчица подарила своей дочери, а через полтора года та вернула йорка обратно, сказав «надоела». Очевидно, и матери, то есть заводчице, злосчастная собачка была не нужна. Последней же каплей возмущения, выбившей пробку из бутылки Элькиного терпения, стало заявление заводчицы, что документы на собаку она не отдаст! В итоге Элька покинула квартиру, дабы обойтись без рукоприкладства. На следующий день отбивать документы на выброшенную собаку пошел археолог Юрич…
«…И ни с чем вернулся археолог Юрич, потому что бумажек там и в помине не было, и прививок тоже не было, – хмыкает отважная Элька. – А вообще, это четвероногое создание, несмотря на хрупкое сложение и бельмо на глазу (после удара) оказалось на редкость живучим: пока вело бродячий образ жизни, ни одной болячки не подхватило. Только зубы – все в камне и писается порой, а уж когда нальет лужу, то исчезает, прям как шапкой-невидимкой накрыли…».
Теперь мадам Тото (именно так зовут найденного йоркширского терьера) предстоит снова привыкать к жизни домашней собаки под чутким руководством Эльки. Не знаю, как сложится у них дальнейшая совместная жизнь, но уверена в том, что больше мадам Тото никто за ненадобностью на улицу не выкинет.

Не спасти, не собрать и не вылечить всех!
Это правда. Но пробует кто-нибудь…
А продленная жизнь, как щенячий успех,
Прокатиться на радуге по небу.
Не спасти, не сберечь… Ни друзей, ни врагов…
Но счастливчик так предан, так живо рад!
Где ж качает судьба всех бездомных щенков,
На стоянке мне лезших за шиворот?..
Мы ушли на покой. Дружба Голдена – взнос,
Что дороже игры и провизии…
Целовать! Целовать этот розовый нос,
Рыжевато-белесую физию!

Анастасия Шавлюк
8 апреля 2014
Ссылка на PDF: http://vk.com/doc919134_320550328?hash=b1a9ebddb5c445de8a&dl=3d38e5c8ebe0935d01

 
Ссылка на сайт журнала «Друг» — http://droug.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2014-2017 ~ Анастасия & Малевич ~ ·